СТАТЬИ РЕДАКТОРОВ FRSTV

Разговор с Александрой Елисеевой: «Есть у меня парочка вопросов к Марине Абрамович, Маурицио Каттелану и чисто технических к Линетт Ядом-Боакье!»

— Как вы предпочитаете определять себя в контексте творческой деятельности? Как представляетесь новой аудитории?

Я взаимодействую со зрителем, используя различные материалы и методы, такие как проекция, классическая живопись, скульптура. Представляться мультидисциплинарным художником, думаю, будет логичнее всего (улыбается).

— Чем вы любили заниматься в детстве? Каким образом вы впервые обнаружили страсть к искусству?

Я всегда была спокойным ребенком. Всё, что меня занимало — это карандаш, альбом для рисования и фильмоскоп. Смотрела мультики и рисовала — просто ребенок-мечта! Мама быстро подхватила вектор моих увлечений и всячески меня поддерживала. Меня отдавали в профильные кружки и образовательные учреждения, всячески развивали мои навыки.

В подростковом возрасте, помню, хотелось всё бросить и попробовать что-то новое. Решила устроить себе перерыв в два года, в итоге жизнь всё же привела обратно к искусству. Думаю, подобные паузы были необходимы, ведь именно тогда я осознала, что ничем другим заниматься не хочу.
— Есть ли у вас профильное образование, или вы самостоятельно осваивали различные направления в искусстве?

Я училась в Академии имени А.Л. Штиглица, где мне дали основы графики, живописи и композиции. Постоянно занималась с репетиторами. И даже сейчас я периодически обращаюсь за помощью к разным преподавателям, стараюсь совершенствовать полученные навыки.

Мечтаю поехать на курсы в Англию, где развивают креативное мышление. Надеюсь, скоро смогу осуществить свою мечту. Быть вечным студентом мне очень нравится!

Самостоятельно я осваиваю только химические соединения в живописи. Порой эти эксперименты, правда, не приносят желаемого результата (смеется).
— Чем вы увлекаетесь помимо искусства?

Вся моя жизнь вращается вокруг творчества, поэтому все увлечения связаны с ним.

Раньше я профессионально занималась плаванием. Мне кажется, что это единственный вид спорта, близкий к медитации — плывешь наедине с собой и своими мыслями — в отличие от тренировок в зале, где все часто заняты телефонами. Стараюсь заниматься несколько раз в неделю и даже думала начать готовиться к триатлону, но пока сомневаюсь.

— Находятся ли у вас неожиданные источники вдохновения?

Неожиданный источник вдохновения для меня — наблюдение за людьми. Периодически спускаюсь в метро, там много колоритных персонажей. В детстве была такая игра: я представляла себя на месте человека, выдумывала его историю, куда он едет, какая у него семья.

Ищу вдохновение в незнакомых людях. Люблю необычные места, например, питерские коммуналки. Они создают странное ощущение уюта, словно на машине времени соприкасаешься с прошлым.

Петербург прекрасен своей архитектурой, депрессивной погодой и меланхоличными людьми — они мое вдохновение.

Ещё нравится пересматривать старые (иногда страшные) советские мультики — «Его жена курица», «Ежик в тумане».
Вы живете в Санкт-Петербурге. Почему предпочли Петербург Москве? Замечаете ли культурные различия в жизни двух городов?

Я — коренная петербурженка. Некогда жила в Москве, последнее время мы вообще жили на два города. Во время пандемии мы переехали в Санкт-Петербург. Раньше я категорически не рассматривала этот город для жизни, но со временем поняла, что мне здесь больше нравится. Для художника это хороший город — меланхоличный, депрессивный, с меньшим количеством развлечений, что позволяет сосредоточиться на работе. В Москве было совершенно иначе. [Там нет такой глубины, как мне кажется.]

Думаю, что необязательно привязывать себя к какому-либо городу для жизни. Идеально было бы путешествовать и жить в разных местах в разные сезоны, но не уверена, что такой сценарий совместим с работой. Довольно трудно быть в постоянных перемещениях, а хотелось бы.

Культурные различия — это, конечно, боль. В Москве множество мероприятий и выставок, где можно побывать, в то время как в Питере экспозиции практически не сменяются. Так что на культурные мероприятия я предпочитаю ездить в Москву! (улыбается)

— Сейчас вы активно занимаетесь изготовлением керамических фигурок. Как произошел
переход от живописи к керамике?

Я бы не стала называть это переходом от живописи к керамике. Не планирую полностью уходить в скульптуру, хочу, скорее, дополнять живопись новыми объектами. Сейчас это керамика, а в будущем попробую что-то другое. Хотела бы поэкспериментировать с миксом материалов, возможно, объединить керамику, стекло и металл.
— Сперва появилась Аленка, теперь новый персонаж — крокодил. Почему именно эти герои?

Аленка стала дополнением к серии ‘PLASTILIN’, посвященной ложным воспоминаниям из детства. Решив попробовать новый вид скульптуры, я выбрала образ Аленки — рукотворной игрушки, которую мы раньше делали вместе с родителями, лепя различные поделки. Помню, как папа соорудил маску волка, с мамой мы шили мягкие игрушки — это важные, яркие воспоминания. Не могу в точности вспомнить, как выглядели те поделки, но воспоминание осталось. Так, я воплотила запомнившийся образ в персонаже-пупсе. Все фигурки деформированы, каждая уникальна — второй точно не существует! Это создает эффект замятости — различные позы рук у каждой скульптуры отсылают к теме искаженных воспоминаний.
Не всегда то, что мы помним, граничит с реальностью. Этот феномен в основе своей психологический. Мы сами создаем истории из жизни, полагаясь на фотографии или рассказы других. Поэтому, возможно, созданный мною персонаж, и вовсе не совпадает с тем, что мы мастерили в детстве (улыбается).

Новый персонаж (игрушечный крокодил) называется «ОБЪЕКТ». Хотелось сделать легко читаемого персонажа. Все фигурки созданы с использованием различных техник: керамика, маркеры, аэрография и металлические элементы. Скульптуры пронизаны духом бунта и неуёмной творческой энергией 90-х. Каждая из них — артефакт того времени, где рисунки и металлические вставки становятся символами юношеской смелости, свободы и жажды самовыражения.

Я рада, что удалось создать цельный арт-объект, где все фигурки, скажем, находятся в одной экосистеме — например, диптих «Спальные районы», где один крокодил в маске, а другой — с фингалом. Или композиция панка и ботаника в свитере.
Диптих «Спальные районы»
Как проходит процесс создания фигурок?

С момента разработки персонажа до конечного результата проходит много времени и этапов.

Сперва прорабатывается сам персонаж (ручная лепка, изготовление формы), снимается форма, дорабатывается отливок, снова снимается форма и отливается заготовка. Все фигурки расписываются вручную. Каждая часть отливается и склеивается отдельно, что представляет собой сложную ручную работу. Весь процесс сопряжен с множеством трудностей — возможен брак или, например, фигурка может завалиться набок, куча нюансов которые трудно прогнозировать.

Я стремлюсь к тому, чтобы моя керамика не была штампованной, поэтому уделяю особое внимание ручной росписи, уникальной деформации (как на Аленках, например). Делаю небольшие тиражи, что для многих является более доступным с материальной и технической точки зрения. Не все могут позволить себе приобрести картину, фигурка же, будучи полноценным арт-объектом, — более бюджетный вариант.

— Ждать ли нам новых персонажей?

Мне нравится что-то придумывать, поэтому, безусловно, новые персонажи будут. Буду стараться сделать их более функциональными и интересными с точки зрения сочетания материалов.

— Давайте немного поговорим о живописи. Какие темы вы предпочитаете передавать на
холст?

Это всегда игра воображения, где каждому предмету, существу, человеку приписывается уникальная история. В работах претворяю эту концепцию в реальность, превращая каждый элемент в живой субъект с собственным повествованием.

— В ваших картинах прослеживается определенный лейтмотив. Центральной фигурой часто выступает собака. Почему именно эта фигура?

Люблю анималистичные образы. Стараюсь передать не конкретного человеческого персонажа, а, скорее, его суть в образе животного. Всё так или иначе связано с чувствами и инстинктами.

Борзая, например, любопытная для меня форма — динамичная, заостренная, придающая картине «визуальный нерв», олицетворяющая символ времени и скорости.

Я не ограничиваюсь собаками, сейчас в работах стараюсь «оживить» даже малоподвижные предметы. Например, советские игрушки и общая тематика игрушек близки моему творчеству. Возникают ассоциации с детством. Многие ведь представляли, что игрушка — друг, с душой и собственной жизнью, с которым можно поделиться даже самыми сокровенными секретами.
— В чем для вас принципиальная разница между скульптурой и живописью? Где видите больше сложностей и нюансов?

Больше сложностей вижу в живописи, особенно в передаче идей и изображений на холст. Я ограничиваюсь несколькими работами в год. [Я убеждена, что невозможно сохранить качество (под качеством я имею в виду не только технику, но и всю концепцию произведения), если ты пишешь в год по 20 картин.] Процесс довольно трудоемкий, поскольку я использую разные материалы. Формирование концепции серии тоже занимает длительное время, включая тщательную проработку эскизов.

Трудности в живописи исправить гораздо тяжелее, нежели в керамике, которая изготавливается по уже освоенной технологии. Есть несколько видов производства фигурок. В керамике сложность не заключается в методе производства, а часто в непредсказуемом результате. Например, при обжиге фигурка может трескаться. В живописи же совсем другая история — тут сочетание и разных текстур, и медиумов, и красок. Нанес в неправильной последовательности — и всё отвалилось от холста (смеется).

Композиция тоже играет очень важную роль. Я не могу начать работу без эскизов, мне нужно видеть, как будет выглядеть окончательный результат.

— Могли бы вы рассказать о предстоящей серии работ? Какую идею планируете воплотить в новом проекте?

Новая серия работ вдохновлена социальным искусством. Фигуративные изображения сочетаются с абстрактными текстовыми элементами. Я интегрировала страницы из журнала «СССР на стройке», для обогащения полотен историческим контекстом. Журнал стал важным культурным символом, отражающим положительные аспекты социальных и экономических преобразований в Советском Союзе.

Кто-то находит вдохновение в тематике будущего, для меня же ключевую роль играет прошлое. Люблю исследовать влияние прошлого на наше настоящее.
ЧУТЬЕ, 2024
ГНАТЬ, 2023
ИСКАТЬ, 2023
— Почему именно эта эпоха? В чем вы видите важность событий из истории СССР сейчас?

Мне в целом нравится советская эстетика, соцреализм, традиции. Наследие советской эпохи присутствует по сей день, от мультфильмов, которые смотрит наше поколение, до привитых ценностей: патриотизм, любовь, семейные ценность. Люди тогда умели ценить то, что имеют, а это необходимо.

Советская литература, фильмы, и актеры оставили неизгладимый след, а культурные символы, такие как матрешка и кремлевские елки, до сих пор у людей ассоциируются с Россией. Наш кинематограф, театр, балет, национальные праздники и еда лишь укрепляют уникальность культурного наследия.

Отдельно стоит отметить, что художники в те времена часто подрабатывали в детских изданиях, прививая таким образом вкус к прекрасному.

[Эта эпоха не может не восхищать!]

— Как вы обычно подходите к формированию новой серии? Определено ли количество работ заранее, или это становится известно уже в процессе?

К формированию серии я подхожу очень ответственно и определяю количество работ заранее, чтобы они гармонировали визуально. К примеру, серия «СССР на стройке» выполнена в одинаковых цветах на разных холстах, что придает работам общую целостность.

Бывают и другие подходы. ‘THE DOGS’ — моя первая серия работ с собаками, которую я периодически пополняю. Основная часть картин была написана ещё в 2019 году, и время от времени я добавляю туда еще по одной-две работы.

— Как вы считаете, насколько восприятие ваших работ зависит от индивидуальных особенностей каждого зрителя?

[Это очень интересная тема для размышления!] У каждого человека уникальное восприятие жизни и происходящих событий, не говоря уже об искусстве. Я ценю, когда зритель находит в моих картинах ответы на собственные вопросы или считывает совершенно новую историю, которая может не соотноситься с моим художественным замыслом.

— Каких авторов предпочитаете лично вы? Чье творчество могли бы выделить?

Наибольшее влияние на мое творчество оказали художники Лондонской школы: Фрэнсис Бэкон, Паула Рего и Франк Ауэрбах. Захватывает их бунтарский дух и желание исследовать живопись, арт- визуал.

Виктор Пивоваров! И Эрик Булатов, конечно, который и вдохновил меня на создание новой серии работ.

Из современных могу выделить Линетт Ядом-Боакье, очень нравится ее техника, композиции, цвета. Дэниел Аршам — любопытный маркетинговый продукт, как мне кажется.
Виктор Пивоваров
Московская вечеринка, 1971
Эрик Булатов
Лувр.Джоконда, 1997-1998 / 2004 - 2005
Линетт Ядом-Боакье
The Stygian Silk, 2019
— Ваши работы были представлены на выставках как в России, так и за рубежом. Где было наиболее запоминающе работать?

Самый запоминающийся проект был в Сингапуре в Марина-Бэй. Это был первый опыт работы с таким крупным объектом и командой! Тогда мы впервые дополнили картины проекциями, дополнительной реальностью, создали аудиосопровождение к экспозиции, чтобы создать зрителям атмосферу полного погружения.

— Хотели ли бы опробовать новые техники или материалы?

Я всегда за эксперименты! Порой подсматриваю что-то у известных художников, начиная от современных мастеров и заканчивая классикой (эпоха Ренессанса, например).

Живопись приобретает новые измерения, сочетая различные техники. К примеру, комбинация плоского изображения и гиперреалистичного объема придает работам особую выразительность. На данный момент я изучаю различные техники мазков и обработки краской больших плоскостей для достижения динамичного эффекта.

Особое внимание уделяю общему визуалу. Всегда хочется, чтобы живопись и объекты гармонично вписывались в пространство, погружая зрителя в искусство.

— Существует ли какая-то конкретная работа, которая имеет особенное значение?

Моя любимая работа – картина ‘Search’ из серии ‘THE DOGS’. Она была написана в трудный, эмоциональный период моей жизни, что трудно не заметить, так как преобладают тяжелые оттенки. Работа символизирует поиск себя. Пока никто не приобрел эту картину, и она остаётся со мной дома. Я наслаждаюсь ею каждый день, и, возможно, даже хорошо, что она ещё не нашла своего владельца (смеется).
SEARCH, 2020
— Творчество для вас — работа или отдых? Как вы поддерживаете этот баланс?

Для меня творчество — это целая жизнь; не работа и не отдых. Здесь, как и во всем, важен баланс, чтобы избежать выгорания. Когда перестаешь слушать себя и гонишься за количеством работ, выгорание становится реальностью.

Если так все-таки случилось, логично сделать паузу, не насилуя себя режимом и сроками сдачи. Пару лет назад я была скептично настроена к такому подходу, считала, что нужно каждый день заниматься работой и не искать оправдания беспомощности.

При написании картин важна особая энергия и вдохновение, без них это просто поделка. Необходимо проживать идею и создавать искусство с любовью, независимо от его формы. Зритель всегда ощущает искренность работы. Сейчас я предпочитаю создавать меньше картин и замечаю, что они становятся более продуманными и цельными.
— Если бы у вас была возможность встретиться с любым деятелем искусства, кто бы это был?

Есть у меня парочка вопросов к Марине Абрамович, Маурицио Каттелану и чисто технических к Линетт Ядом-Боакье!

— Какое влияние вы желали бы оказать на будущее искусства в целом?

Думаю, тот, кто хотел оказать влияние на историю, не планировал работать ради этого, а просто делал то, что умеет и постоянно совершенствовался. Надеюсь, что через много лет обо мне напишут в учебнике по истории искусств, но загадывать не буду (улыбается). Я бы хотела, чтобы как можно больше людей увидели мои работы и находили что-то, что их цепляет. В любом случае, каждый художник творит в первую очередь для зрителя, а не для критиков.
— Завершая наше интервью, есть ли что-то, чем вы считаете важным поделиться с ценителями вашего творчества?

Я везунчик — нашла дело, которое мне нравится, не тратя на поиск усилий. Знаю, что многие сталкиваются с необходимостью менять множество профессий, пробовать себя в разных сферах. Наверное, главное — делать по любви, получать удовольствие от процесса, не бояться трудностей и не бросать начатое.

Когда понимаешь, что «вот оно», важно быть гибким, стремиться к новым знаниям и формировать собственный узнаваемый стиль. Не обижаться на критику и понимать, зачем вообще занимаешься тем или иным делом.